ГлавнаяТуризмВпечатления о Марроко и Италии
17 мая 2016, Туризм Admin

Впечатления о Марроко и Италии

Друзья, рады Вас знакомить с разнообразными туристическими маршрутами. Этот рассказ о путешествии в Марокко из Санкт-Петербурга с заездом в Италию русского парня Владимира Кезлинга (http://kezling.ru). На его сайте можно найти множество туристических маршрутов и занимательные полезные рассказы и отзывы об уголках по всему миру. А мы рады, что можем публиковать его. 
Свои рассказы и фото о путешествиях также можете прислать на почту admin@restoreum.ru 
На дворе стоял конец сентября. Я в некоторой растерянности пытался хотя бы примерно набросать свой маршрут по Индокитаю, куда я собирался улететь в середине декабря. Получалось, мягко говоря, не очень, и я всё чаще подумывал — а не попрощаться ли мне вообще с этой затеей, уж очень нереальной она выглядела тогда и в плане необходимого времени, и в плане денег, которые нужно было на неё потратить. К слову, в тот самый момент у меня не было в наличии ни первого, ни второго.
За окном стоял тёплый осенний денёк, один из тех, которые нет-нет да иногда посещают Санкт-Петербург в это время, аккурат перед тем как город окончательно погрузится на несколько месяцев в полумрак осенних дождей. Воскресным вечером ко мне в гости заскочил Димон, и мы отправились кататься на велосипедах по стандартному маршруту — вокруг императорских парков. Ехали мы, болтали о том о сём, пока мой друг не поведал мне грустную историю: у него через месяц отпуск, а он не знает как его провести... Я вызвался помочь. Мы зашли ко мне, заварили чаю и начали думать над возможными вариантами — в какую бы экзотическую даль отправить Димона. Спустя пару часов у нас на руках было два билета в Марокко на начало ноября. Так я нежданно-негаданно собрался в очередной раз куда-то на край земли...
Помню, только Димон уехал, я крепко задумался: «Молодец, Вовка, у тебя и так нет ни времени, ни денег, а ты ещё намылился в Африку гулять. Очень вовремя, чё!»
Правда, здесь стоит упомянуть, что Марокко издавна было моим давним фетишем. Впервые я засобирался туда сразу после возвращения из так восхитившей меня Португалии. Ещё бы, ведь Марокко представлялось мне в чистом виде её мавританским отражением, таким загадочным и таким манящим. Но всё у меня как-то не складывалось — то не было дешёвых билетов, то не удавалось найти свободное время в моём и без того плотном графике — в-общем, то крокодил не ловился, то кокос не рос. Оставалось лишь плакать да молиться богу. Не знаю, молитвы ли мои были услышаны или же звёзды неожиданно сошлись в нужном порядке, но неожиданно на мою почту упало письмо с заветными билетами. Отступать было поздно — ничего не оставалось, кроме как послать всех и вся к чертям, поскрести по сусекам и начать собираться в дорогу.
За пару дней до нашего вылета на самолёте, следовавшем из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург произошёл страшный теракт. Погибло 224 человека, среди которых было 25 детей. Петербург скорбил, и в Пулково образовался стихийный мемориал, к которому жители нашего города несли цветы и игрушки. Выглядело всё это невероятно — мемориал был таким огромным, будто каждый петербуржец решил в тот вечер приехать и почтить память своих сограждан. Я стоял в сторонке и курил, а люди всё шли и шли. Что-то во мне перевернулось в тот момент. Я положил огромный букет каких-то жёлтых цветов и зашёл в терминал.

 

По пути в Марокко у нас была пересадка в Риме. До следующего рейса было часа четыре, поэтому мы успешно успели выполнить программу «минимум»: выбраться из аэропорта, прогуляться по берегу Средиземного моря, постоять в пробке и, чуть не опоздав на свой самолёт, вернуться обратно.
Времени было совсем в обрез, поэтому мы поехали в ближайшее к аэропорту приличное место — Лидо-ди-Остию.

 

Формально это — один из районов Рима. Фактически — небольшой курортный город, находящийся в получасе езды от итальянской столицы и посему довольно популярный среди коренных римлян.

Бывают здесь и туристы — в частности те, кто на первое место ставит пляжный отдых, но, в то же время, хочет находиться вблизи Вечного города с его бесчисленными достопримечательностями.
Было бы лето — я бы не поехал сюда, даже за все богатства мира. Но на дворе стоял ноябрь, курорт тихо спал, лишь по опустевшему пляжу гулял тёплый средиземноморский ветер, заигрывая с парочкой каких-то европейских пенсионеров, да одинокие карабинеры нехотя ездили туда-сюда по сонным улицам.

Лидо-ди-Остия — несколько кварталов, тянущихся вдоль моря. На выезде из города находится развилка: прямо — дорога на Рим, налево — в аэропорт. Рядом с развилкой — Остия Антика, некогда главный порт Рима, а в наши дни — огромная археологическая зона.
Так как видели мы этих археологических зон за последние годы просто неприличное количество, то было решено ограничиться осмотром через окно автобуса по пути в аэропорт.

 

Самолёт начал снижаться. За иллюминатором виднелись аккуратные поля, изрезанные современными хайвеями. Вот тебе и Африка! 

На подготовку путешествия у меня совершенно не было времени, поэтому про Марокко я не знал практически ничего. Нет, конечно же у меня имелись некоторые договорённости с партнёрами, которые взяли на себя часть наших расходов, был набросан примерный план нашей экспедиции и даже забронирована машина в аэропорту Касабланки.
Ещё я знал, что Марокко — королевство, и что это — одно из двух современных мусульманских государств, управляемых хашимитами — прямыми потомками пророка Мухаммеда (вторая такая страна — Иордания). На этом мои познания заканчивались. В моём воображении Марокко представлялось огромной безжизненной пустыней — Африка всё-таки.
Чтобы хоть как-то восполнить пробелы в своём образовании, я открыл скачанный накануне с торрента Lonely Planet.

Было жарко. Быстро и без лишних вопросов пройдя все пограничные формальности (в Марокко официально запрещено ввозить профессиональную фототехнику; конечно, на это правило всем плевать, но я всё же опасался возможных неприятных вопросов — на кой это нам два рюкзака, доверху набитых объективами и прочим разным фотографическим стаффом), мы отправились искать прокатную контору.
В путешествиях, я всегда стараюсь брать машины с автоматической коробкой передач. Испанская прокатная контора, где у нас была бронь, с радостью предложила нам Huyndai Accent, всего в два раза дороже, чем аналогичный вариант на механике. Я бы наверное расстроился, если бы не знал, что все остальные марокканские прокатчики запросят за автомат ещё раза в два дороже.
Прекрасная темнокожая девушка, оформлявшая документы, знала по английски единственную фразу: «no english, only french». Моё же знание французского на тот момент ограничивалось лишь трёмя фразами: «bonjour», «merci» и «cherchez la femme». Кое-как ей удалось объяснить мне, что они принимают исключительно наличные, и что мы опоздали на целый час, поэтому нам необходимо заплатить штраф — 100 дирхамов. Мои скромные попытки дозвониться в головной офис в Испанию, чтобы высказать всё что я думаю о них и о всех их родственниках до седьмого колена, были обречены — близилась ночь, испанцы давно напились вина, и проблемы двух русских путешественников, скандалящих где-то в далёком Марокко, их совершенно не волновали. Для приличия, я конечно попытался объяснить темнокожей красавице, что нехорошо так обижать туристов, но в ответ мне был предъявлен железобетонный аргумент: «Не устраивают наши условия — валите вообще нахрен. Хватит тратить наше время!» Пришлось признать своё поражение в первой схватке с марокканским менталитетом, забрать машину и ехать восвояси.

 

Я был уверен, что Марокко — королевство небольшое. Сами посмотрите на Google Maps — ну ведь не больше Прибалтики, а там от Таллина до Вильнюса — за полдня доехать можно. Поэтому когда я только начинал планировать наше путешествие, у меня была единственная мысль — что же мы там будем столько времени делать, ведь всю страну можно объехать дня за четыре?! Ох, как же я ошибался... Особенности картографических проекций в очередной раз сыграли со мной злую шутку: хотя я давно знал и про проекцию Меркатора, и про проекцию Галла-Петерса, и про все следующие из этого выводы — но снова наступил на те же грабли. Эх, лучше бы нас в школе этому учили, а не разложению квадратных трёхчленов на множители...
Я был уверен, что Марокко — это какой-то далёкий медвежий верблюжий угол. А оказалось, что здесь полно европейских туристов, многие из которых едут путешествовать на своих машинах. Конечно, если задуматься, то ничего удивительного в этом нет — паром из Испании идёт менее часа, виза для въезда в Марокко не нужна, а через всю страну с севера на юг идёт прекрасное платное шоссе. Так что европейские бабули и дедули устремляются сюда целыми толпами.
Я был уверен, что Марокко — обычная арабская страна. Во всяком случае, мои друзья, побывавшие здесь ранее, в один голос выдавали мне именно эту информацию. Я ж лишь задумчиво мотал на ус, не беря в расчёт того, что всё своё время они провели в пределах Агадира, никуда не выбираясь за его пределы. Ну а курорт — он и в Африке курорт: все эти резервации одинаковы словно задницы, в какую точку мира не отправься — всё одно и то же, ну только цвета разные. Так вот, сказать что Марокко — колоритно, значит ничего не сказать. На самом деле, это — одна из интереснейших стран, где мне посчастливилось побывать. А сравнить мне есть с чем, уж поверьте. Правда, чтобы прочувствовать весь этот колорит, нужно с головой нырять в самую гущу городских медин и искать там самые тёмные закоулки — настоящая марокканская жизнь кипит именно там.

Но, что бы кто не говорил, всё же главная ценность Марокко — побережье Атлантического океана. Бейте меня сколько хотите, но выбить из меня любовь к Атлантике — невозможно. Ничего мне в жизни не надо, лишь сидеть на каком-нибудь высоком утёсе, вдыхать солёный воздух и смотреть как могучие океанические волны с грохотом разбиваются о прибрежные скалы.

 

Когда-то давно эти земли были частью Римской империи. В VIII веке Марокко вошло в состав Арабского Халифата. В последующие века заметное влияние на страну оказали её европейские соседи — Португалия, Испания и Франция.
Сегодня всё западное побережье Марокко усеяно старыми крепостями, основанными португальцами, безуспешно пытавшимися обосноваться на этих землях в последние годы реконкисты.

Испанцы и французы тоже неслабо наследили, особенно в начале XX века, когда Марокко оказалось поделено между этими двумя народами. С тех пор на севере страны сохранилось несколько испанских анклавов — города Сеута и Мелилья да несколько островов, расположенных на небольшом удалении от марокканского берега — а вся страна оказалась обильно усыпана малозаметными французскими артефактами: например, багетами, или километровыми столбами с красными макушками.
Марокко — страна гористая. Высочайшая вершина — Тубкаль, возвышающаяся на 4 с гаком километра. Я даже подумывал покорить её, но восхождение, занимающее минимум пару дней, никак не удавалось впихнуть в нашу и без того насыщенную программу. Теперь есть ради чего вернуться.

  

Марокканские горы — потрясающе красивы. Всё Марокко — это такой огромный Вади Рам: такие же причудливые обветренные скалы, такие же яркие цвета, такие же марсианские пейзажи, только колоритнее раз в сто.
Марокко — первое государство, где я чувствовал себя не очень комфортно. Но это — мелочь: стране, где на каждом шагу встречается дорожный знак, похожий на усатого довольного кота, — можно простить всё!
Марокко — страна контрастов. Огромные супермаркеты с припаркованными у входа вызывающими внедорожниками, а рядом дети просят еду. А если отъехать от крупных городов километров на сто — то уже и не до еды, воду бы найти.

 

Вдоль дорог, ведущих вглубь страны, расположены старые города-крепости — ксары. На следующей фотографии я, аки горный козёл, скачу к самому известному из них — Айт-Бен-Хадду.
Самая отдалённая, и в то же время самая интересная часть — Сахара. Марокко лишь краешком касается её, но этого выжженного солнцем приграничья вполне достаточно, чтобы ощутить мощь крупнейшей пустыни на земле и проникнуться уважением к народам её населяющим.

  

Я ожидал, что в Марокко на каждом углу будут продаваться кебабы и их различные производные — арабы всё-таки. Единственным местом, где я смог их найти стала Эссуэйра.
Вся остальная страна питается ровно двумя основными блюдами — кускусом и таджином.
Кускус — готовится на пару из овощей, мяса и пшеничной крупы. Гадость — редкостная. Раньше кускус был главным блюдом марокканского рациона. В наши дни его готовят только по пятницам.
Таджин — жаркое из мяса и овощей, приготовленное в специальных керамических горшках. Вкуснота — необыкновенная. В наши дни таджин — основное блюдо, которое подают везде — от забегаловок до дорогих ресторанов.
Таджин принято есть руками из одного большого горшка, который ставится по центру стола.
Вообще, с едой в Марокко дела, на удивление, обстоят не очень. В большинстве кафе и ресторанов готовится только какое-нибудь одно фирменное блюдо — либо кускус, либо таджин. Причём подают его только вечером, после наступления темноты, а днём, дорогие путешественники, можете хоть с голоду помереть; ладно, так уж и быть, вот вам кофе!
На этой вкусной ноте — самое время закончить свою небольшую увертюру к циклу постов из Марокко. 

 

Похожие статьи:

ПроектФотосессия без костюмов.

О людяхАлтай. Фотоработы Дмитрия Невского

ФоторепортажТатуировки на девушках

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Лучшие места